...По-видимому, все дети по своей сильной впечатлитель­ности и наблюдательности не оставляют без внимания ни одного из окружающих их явлений; необходимо только, чтобы их стремление не встречало препятствия со стороны окружающих, а, напротив, поддерживалось ими. Обыкновенно же это бывает не так: взрослые либо жела­ют вести ребенка на помочах, причем все ему скажут, все объяснят и все покажут, либо не позволяют ему вовсе рассуждать и постоянно твердят только о послушании, или же они без толку восхищаются сомнительными про­явлениями его самодеятельности и стараются отличиями и поощрениями возбудить его к продолжению. Если ребенку постоянно навязывать мнения и суждения, то этим устраняется всякое возбуждение к его собственной деятельности, между тем как самостоятельным наблюде­нием над явлениями он приучался бы к восприятию всех отдельных моментов, из которых они состоят, и со­ставлял бы себе ясное представление о получаемых впе­чатлениях, приучался бы разъединять, по возможности, получаемое впечатление по времени; он усваивал бы себе все акты в той последовательности, которая необходима для выяснения значения данного явления, т.о. он привы­кал бы логически мыслить. Развитие ребенка и состоит главным образом в уменье сосредоточивать внимание над получаемым впечатлением и умственным трудом преодо­левать препятствия к пониманию его. В том же случае, когда суждение дается уже готовым и сообщаются глав­ным образом одни выводы, последние будут усваиваться только памятью, вместо того чтобы подготовлять и разви­вать у ребенка точно такую же умственную работу, с по­мощью которой добыты переданные ему выводы и заклю­чения.

То же самое относится и к играм и физическим заня­тиям детей: они охотно сами строят и еще охотнее разру­шают, чтобы понять, как построена попавшая им в руки вещь. Обыкновенно им дают уже готовые замысловатые игрушки, снабженные механизмом, и произ­водящие различные движения, звуки и т.п., или дают приспособленные части и требуют, чтобы они составили из них определенные фигуры или постройки. Дети, понят­но, сейчас же разрушают данные им вещи и стремятся отыскать причины замечаемых ими движений или звуков, а постройку или фигуру сделают только тогда, когда они уже подготовлены к этому на более простых формах, иначе требование окажется невыполнимым, оно только утомит их, и они затем всяким способом будут уклоняться от таких занятий. Вообще ребенку доставляет большое удовольствие, если он сам заметил и выяснил себе какое-либо явление и если его рассуждение оказывается дейст­вительно верным; точно так же доставляет ему наиболь­шее удовольствие то, что он сам сделал и чего достиг без указания других. Все это совершенно понятно: он разрешил то, что мог, или сделал то, что отвечало его силам, следовательно, трата, связанная с этой работой, соответствует накопившемуся материалу, работа поэтому должна доставить ему удовольствие. Требования же взро­слых, напротив того, могут часто превышать уровень его уменья и подготовки и вызывать трату, не соответствую­щую накопленному материалу; ясно, что для ребенка это будет сопровождаться страданием, отталкивающим его от такой работы. Достигнутый результат уже сам по себе возбуждает ребенка к продолжению работы и к отыскиванию новой, более сложной, и нет никакой нужды еще усиливать эти естественные стимулы похвалою, отличием или какою-либо наградой, – это может только по­вредить ребенку...

Чем мягче и осторожнее обращаются с ребенком, чем большею разумною добротою и любовью он окружен, тем более мягким и любящим человеком он является, тем с большею впечатлительностью он относится ко все­му окружающему и тем более он приучается руководст­воваться правдою во всех своих помышлениях и дейст­виях. Нравственные качества ребенка составляют дейст­вительное наследие среды, в которой он провел первые годы своей жизни; это наследие окружающих привива­ется по мере развития сознания ребенка, как и его речь, способ выражения, привычки, обычаи и т.д.

Злым ребенок будет только тогда, когда его раздра­жают и оскорбляют несправедливостью, произволом и не­правдою. Лень у него является, когда его насильственно заставляют производить непосильную, не соответствую­щую его знаниям и подготовке, следовательно, логически непоследовательную работу или работу, сильно угнетаю­щую его однообразными, утомительными действиями. Следовательно, лень явится, когда насильственно требуемая работа сопровождается тратой вещества, не со­ответствующей предшествовавшему накоплению, и ког­да избыток траты сравнительно с накоплением приведет к страданию, к истощению и даже к изнурению. Опять же, следовательно, не врожденное предрасположение вы­зывает это явление, а неприятное, гнетущее чувство, вызванное требованиями, не соответствующими силам и способностям ребенка, следовательно, несправедливыми, произвольными...

Насколько ребенок должен свободно расти без всяких препятствий, налагаемых на него с момента рождения на свет, засыпать и спать без всякого прибавочного раздражения и постоянной соски во рту, настолько же он должен быть всегда занят, когда бодрствует, и ему должно быть предоставлено самому отыскивать себе занятия и рассуждать как над своим делом, так и над всеми встречающимися ему явлениями. Необходимо, конечно, чтобы вокруг себя он видел разумно-деятельную жизнь. Единственными моментами, возбуждающими его к дея­тельности, должны быть удовольствие, ощущаемое им при занятиях, интерес к делу и стремление усвоить себе знание и понимание наблюдаемых им явлений.

Всякая работа, соответствующая силам и пониманию, или степени развития ребенка, непременно доставит ему удовольствие, которое еще увеличивается, если он начинает работу по собственному побуждению и достига­ет желанного результата. Удовольствие, испытываемое им при этом, так велико, что оно побуждает его к дальней­шей деятельности и является нормальным моментом воз­буждения, к которому не следует поэтому прибавлять ни­каких новых раздражителей в виде похвалы, отличия или награждения. Известно, что ребенок при ознакомлении с окружающим его миром и при отыскании себе занятий постоянно повторяет или имитирует взрослых, и чем больше он привязан к последним, и чем лучше они к нему относятся, тем более он следует их обычаям, привычкам и деятельности. При этом из подражания ребенок легко может взяться за непосильное дело, которое непременно должно неблагоприятно отозваться на его здоровье и причинить ему страдание. Наблюдения, однако же, пока­зывают, что, чем больше ребенок привык останавливать­ся и рассуждать над встречающимися явлениями, тем менее он имитирует, и наоборот. Следовательно, привыч­ка рассуждать является опять же лучшим уравнителем его деятельности и вернее всего содействует появлению самостоятельности в его действиях. Обсуждение как ак­тивная умственная деятельность способствует, кроме то­го, более гармоническому развитию ребенка, так как ум­ственная деятельность всегда будет вызывать проверку обсуждаемого и находиться в связи с физической его деятельностью. Кроме того, ребенок, привыкший рассуждать над своими действиями и очень чутко относящийся ко всякому получаемому им впечатлению, всегда примет во внимание всякое обращенное к нему слово и объяснение, так что взрослому стоит только выяснить ему несоответствие между его силами и предпринимаемой им работою, и он изменит свое намерение и выберет себе более подходящее своим силам занятие. Необходимо только не ограничивать­ся запрещением, а объяснять все, требуемое от ребенка...

Все нужное для ребенка, что может быть исполнено им самим и исполнение чего соответствует его уменью, должно быть предоставлено его самодеятельности; такая мелкая работа, по возможности точно исполненная, доставляет обыкновенно ему удовольствие, всего лучше подготовляет к более сложной деятельности и придает ему известную уверенность в своих силах. Чем более он делает себе сам все необходимое, чем раньше являются у него известные обязательства, даже ответственность в действиях, тем внимательнее он будет относиться к своим занятиям и тем точнее он будет их исполнять. При всем этом он должен действовать, по возможности, не по частным указаниям для каждого отдельного случая, но непременно по собственной инициативе или только по кратко и просто выясненным ему общим положениям. Никогда и ни в каком случае не следует ребенку показы­вать приемы какой-либо работы, все он должен делать по слову и выяснению. В последнем случае необходимо толь­ко начинать свои выяснения с приема, ему уже известно­го, и затем с последним логически связать неизвестное. Показанный прием перенимается ребенком и может быть повторен им совершенно механически; он мало сосредо­точивает на нем внимание и поэтому недостаточно созна­тельно его воспринимает. Между тем как, прислушиваясь к выяснению этого приема, он должен представить себе сначала все по полученным звуковым впечатлениям, а за­тем уже действовать соответственно этому сознательному умственному акту, видоизменяя при этом знакомый ему прием, смотря по полученным им новым представлениям. При этом деятельность его гораздо более разъединяется по времени; на ней сосредоточивается большое внима­ние, и происходит более сознательное направление его действий. Все это будут самые главные условия для того, чтобы лучше управлять своими ощущениями и чувствами и чтобы приучиться к волевым проявлениям.

Обыкновенно слишком опасаются всяких препятствий, которые ребенок может встретить при своей деятельно­сти, и поэтому стараются устранить их и облегчить ему работу. Этим, напротив, совершенно уничтожают то, чего желали достигнуть данной работой, а именно: уменье преодолевать препятствия...

При первоначальном воспитании всего нагляднее мож­но видеть все значение высоко образованной матери. В самом деле, что может быть выше и ценнее умной мате­ри; можно сказать, что уровень развития общества находится всегда в прямой связи и прямой пропорциональ­ности с уровнем развития женщины. Чем выше образова­ние женщины, тем серьезнее может быть направлено се­мейное воспитание ребенка, имеющее, без сомнения, самое серьезное значение для всей жизни человека. Естествен­ною руководительницей ребенка является прежде всего мать. Разумность и высокое образование женщины всего сильнее будет влиять на развитие и образование нравст­венного характера ребенка. Только такая женщина, никогда не допуская произвола, лжи или оскорбления ребенка, будет в состоянии содействовать умственному его развитию и установлению его нравственного характе­ра. Она не будет ограничиваться внешностью, а вовремя сказанным словом и разъяснением сумеет поддержать активную деятельность ребенка, а также будет содейство­вать усвоению им понятия о правде. Она не будет поддер­живать его чувственных проявлений, а будет непременно содействовать развитию сознательной его деятельности...

Вернуться назад